Статья 3 ЖК РФ. Неприкосновенность жилища и недопустимость его произвольного лишения

Ст 3 ЖК РФ с комментариями и изменениями 2019-2020 года.

1. Жилище неприкосновенно.

2. Никто не вправе проникать в жилище без согласия проживающих в нем на законных основаниях граждан иначе как в предусмотренных настоящим Кодексом целях и в предусмотренных другим федеральным законом случаях и в порядке или на основании судебного решения.

3. Проникновение в жилище без согласия проживающих в нем на законных основаниях граждан допускается в случаях и в порядке, которые предусмотрены федеральным законом, только в целях спасения жизни граждан и (или) их имущества, обеспечения их личной безопасности или общественной безопасности при аварийных ситуациях, стихийных бедствиях, катастрофах, массовых беспорядках либо иных обстоятельствах чрезвычайного характера, а также в целях задержания лиц, подозреваемых в совершении преступлений, пресечения совершаемых преступлений или установления обстоятельств совершенного преступления либо произошедшего несчастного случая.

4. Никто не может быть выселен из жилища или ограничен в праве пользования жилищем, в том числе в праве получения коммунальных услуг, иначе как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом, другими федеральными законами.

Комментарий к статье 3 ЖК РФ:

В соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах, одобренным Генеральной Ассамблеей ООН 16.12.1966, никто не может подвергаться произвольным или незаконным посягательствам на неприкосновенность жилища (ст. 17). На данной международно-правовой норме основаны ст. ст. 25, 40 Конституции РФ, на этих статьях Конституции РФ и базируется ст. 3 Кодекса, которая посвящена их юридической конкретизации. Понятие неприкосновенности жилища связано исключительно с проникновением в него посторонних для законно проживающих в соответствующем помещении лиц. Под жилищем в контексте ст. 3 Кодекса следует понимать не только место жительства, т.е. место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает (жилой дом, квартира, комната в квартире), но и место пребывания (гостиница, санаторий, дом отдыха и т.п.).

1. Доступ в жилище посторонних лиц возможен лишь при ясно выраженном согласии проживающих в нем граждан не иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения. При этом надо понимать, юридическое значение имеет лишь согласие граждан, проживающих в жилом помещении на законных основаниях. Проникновение в жилище допускается лишь в целях, прямо указанных в Кодексе, либо при наличии обстоятельств, указанных в другом федеральном законе. Проникновение в жилище без согласия проживающих в нем на законном основании граждан допускается исключительно на основании решения суда, в котором помимо прочего должен быть определен конкретный порядок проникновения, а именно дата, время либо определенный период времени, уполномоченные лица и т.д. Все вышесказанное позволяет утверждать: законодатель определил несколько юридических условий, наличие которых позволяет третьим лицам проникнуть в жилое помещение без согласия проживающих в нем на законных основаниях граждан. Первое условие: согласие проживающих в помещении граждан. Если оно имеется, то прямого указания закона и решения суда, естественно, не требуется. Второе условие: если граждане, проживающие в жилом помещении, возражают против проникновения в него третьих лиц, то необходимы прямая норма федерального закона, позволяющая проникнуть в жилище без получения согласия жильцов, а также соответствующее решение суда, вынесенное на основании этой нормы. Из вышесказанного делаем вывод: только строгое соблюдение перечисленных выше условий позволит охарактеризовать проникновение в жилое помещение третьих лиц как правомерное.

2. За нарушение неприкосновенности жилища предусмотрена уголовная ответственность. Незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица, влечет наказание по правилам ч. 1 ст. 139 УК РФ. Необходимо отметить, что здесь имеются в виду не любые лица, проживающие в соответствующем помещении, а только те, которые проживают в нем на законных основаниях. Если это преступление совершено с применением насилия или угрозой его применения (квалифицирующий признак) либо лицом с использованием своего служебного положения (особо квалифицирующий признак), то к виновному лицу применяются более строгие меры уголовной ответственности (ч. ч. 2 и 3 ст. 139 УК РФ). Преступление считается оконченным с момента противоправного вторжения в жилое помещение любым способом (открыто или тайно).

3. В ч. 3 комментируемой статьи законодатель определил ряд случаев, при наличии которых возможно проникновение в жилище других граждан помимо воли проживающих в нем лиц (работников жилищно-коммунального хозяйства, спасателей, сотрудников правоохранительных органов и т.д.). Несмотря на то что в ч. 2 комментируемая статья установила необходимость вынесения судебного решения для проникновения в жилое помещение без согласия проживающих в нем на законных основаниях граждан, в указанных в ч. 3 ст. 3 Кодекса случаях получение судебного решения будет означать значительное промедление, которое может повлечь за собой вред здоровью и угрозу жизни граждан, общественной безопасности и т.д. К огромному сожалению, конкретного правового механизма этого "проникновения" не устанавливается, другими словами, неясно, кто (какие органы или лица), на основании каких документов вправе без согласия проживающих в жилище граждан проникнуть в него. Эта неопределенность может привести в итоге к многочисленным нарушениям жилищных прав граждан, поэтому данный вопрос должен быть регламентирован федеральными законами. Напомним, что, например, для проникновения в жилое помещение работников милиции имеются конкретные правовые нормы в специальном федеральном законе о деятельности сотрудников милиции.

4. Прежде всего скажем, что комментируемая ч. 4 ст. 3 Кодекса имеет в основном отсылочный характер, соответствующие нормы имеются в настоящем Кодексе (ст. ст. 84 - 91), в других федеральных законах.

В состав принципа неприкосновенности жилища входит недопустимость произвольного лишения жилища, установленная в ч. 4 ст. 3 Кодекса, что предполагает: никто не может быть выселен из жилого помещения или ограничен в праве пользования им (что соответствует ч. 1 ст. 40 Конституции РФ) иначе как по основаниям и в порядке, предусмотренным Кодексом и иными федеральными законами. Данная норма новеллой не является, поскольку соответствующие правила содержались в ч. 4 ст. 10 ЖК 1983 г.

Надо понимать, принцип недопустимости произвольного лишения жилища действует только в отношении граждан, владеющих жилищем на законных основаниях. Поэтому, например, гражданин, самоуправно (т.е. самовольно, без законных оснований (законными основаниями для осуществления права пользования жилым помещением могут быть, например, ордер, договор коммерческого или социального найма, право собственности либо иное право, подразумевающее возможность владения и пользования жилищем). Законным основанием в отдельных случаях признается и согласие лиц, владеющих жилым помещением, на вселение и проживание в нем. Примером такой ситуации является вселение временных жильцов, которые юридически никак не связаны с жилым помещением, но в силу согласия его владельца вправе временно проживать в нем) вселившийся в жилое помещение, выселяется из данного помещения на основании решения суда без предоставления другого жилого помещения. Законодатель определил, что граждане, самоуправно занявшие жилые помещения, подлежат выселению из них на основании решения суда. При этом другое жилье им не предоставляется. Судебный порядок выселения из самоуправно занятого жилья установлен в связи с необходимостью доказывания факта самоуправного вселения в жилое помещение, что обеспечивает юридические гарантии лицу, подозреваемому в самоуправном вселении. Кроме того, с учетом конкретных обстоятельств дела и мотивов совершения деяния такой гражданин может быть привлечен к уголовной ответственности за самоуправство (ст. 330 УК РФ), если правомерность его действий оспаривается лицом, право которого нарушено, и если такими действиями был причинен существенный вред. Квалифицирующим признаком в данном случае является совершение самоуправства с применением насилия или с угрозой его применения.